Неожиданное прочтение

Информация » Олжас Сулейменов » Неожиданное прочтение

Страница 2

Следующий языковой пример говорит о более тесных контактах, даже об определенном единстве населения киевской Руси и Великой степи. В тексте «Слова» есть фраза : «Быть же брак велик». В русский язык слово «брак» пришло из кипчакского «бирак» - союз (буквально соединение сочетания), а происходит оно от числительного «бир». Вот это слово раскрывает одну из интересных страниц жизни Руси и Степи. Дело в том, что киевские князья очень часто брали себе жен и женили своих сыновей на представительницах Степи, тем самым Русь заручалась поддержкой Степи, обеспечивала себе тыл. Вот эта деталь частично объясняет тот факт, что славянские племена не подверглись в противоположность многим народам Великой степи исламизации.

Степняки, язычники в более позднее время получили общее название – половцы, т. е. Люди из поля, а ведь Великая степь разноплеменна, и русские князья очень часто и в силу родственных связей и в силу политических, экономических соображений привлекали в свои дружины, давали возможность поселиться на своей земле выходцам из степи. Так появились названия : степняков – берендеи – продавшиеся, черные клобуки, образованное от кара-кипчаков. Последние, по свидетельствам летописей, играли немаловажную роль в избрании великих киевских князей.

Половцы принесли на Русь и новую мораль. В 1054 году состоялось совещание Ярославичей, постановившее внести поправку в

Уголовное уложение Ярослава: отмена кровной мести и переход на куновую систему – вещественную плату за кровь. Кун – плата за преступление. Это пример прямого заимствования. Заимствование названия предмета может произойти и при случайных контактах, но восприятие закона нравственного свидетельствует о высокой степени государственных и культурных отношений Степи с Русью.

Восприятие новых нравственных начал присутствует и в именах удельных князей. Святослав в своем «золотом слове», Обращаясь к удельным князьям, называет их «буй» - именитые, а затем перечисляет их воинские доблести. И только галицкий князь Ярослав получает добавочное имя – Осмомысл. Это пример скрытого тюркизма. Происходит от тюркского «сежз керлы» - Восемь наиболее важных забот. Обращаясь к нему, Святослав перечисляет восемь его наиболее важных дел: «подпер горы Венгерские, заступив королю путь…, отворяешь Киеву ворота и т.д.»

В этом плане автор книги делает интересные открытия, меняющие нравственные оценки событий и людей. Игорь пленен. « Тут пересел Игорь из седла золотого в седло рабское».Большего унижения придумать нельзя. Так в тексте перевода. А в оригинале Игорь пересел в «седло кощие». Кощиево переводилось вольным переводом как рабское. Олжас Сулейменов возводит слова «кощ» к тюркскому «кочевать». И уже по – иному звучит фраза, с иным нравственным содержанием. «И пересел Игорь в седло кочевника.» Иначе не могло быть: Степь, связанная тесными узами с Русью, не могла себе позволить перейти грань человечности. И подобный перевод вполне согласуется с последующим разговором Гзака и Кончака. «Опутаем мы соколенка красною девицею».

Могли ли себе позволить подобное половецкие ханы по отношению к рабу? Конечно, нет. Ведь это означало бы полное отсутствие сословных представлений, чего тоже не могло быть.

Скрупулезная работа по расшифровке словесных «белых пятен» не могла не повлиять на совершенно ином восприятии «Слова». Это уже не героическое, а драматическое повествование, которое было героизировано переписчиком XVI века. Что это действительно так, Олжас Омарович доказывает, сравнивая «Слово…» с другим памятником древнерусской литературы – «Задонщиной». Это произведение написано монахом Стефанием и повествует о Куликовской битве. Почему с «Задонщиной»? Оба произведения о значительных событиях. «Слово…» для Стефания – своеобразный эталон, не образец для подражания, а эталон! Ибо во втором случае нужно говорить о сходстве, чего очень мало. Автор «Аз и Я» сравнивает оба памятника по принципу различия. И место действия, и герои, и окончание повествования. Стефаний только в одном строго следует «Слову» - в композиции произведения. «Задонщина» заканчивается монологом Дмитрия Донского, в котором он говорит о возвращении к мирной жизни оставшихся в живых, о памяти погибшим. Олжас Сулейменов делает вывод, что и оригинал «Слова…» должен заканчиваться тоже монологом, но Игоря. Судя по драматизму описанных событий, он должен быть безрадостным. Переписчик XVI века, как и автор «Слова…» безымянный, переделывает окончание на свой лад: всеобщее ликование по поводу возвращения Игоря, прославление его как опоры Руси: «Тяжко голове без плеч, беда телу без головы – так и Русской земле без Игоря».3 Последняя строка «Слова…» - последнее прославление. «Князьям и дружине слава. Аминь!» И все это логически не увязывается с тем, что сделали Игорь и Всеволод, в чем их упрекает князь Святослав. Автор «Аз и Я» доказывает, что последняя строка должна звучать так: «Князьям слава, а дружине – аминь». Так была бы смысловая завершенность «Слова…». Так почему же переписчик XVI века

Страницы: 1 2 3 4

Другие статьи:

Любовь
Разновидностью дружбы является любовь, причем такая разновидность, которая дополняется природным влечением. Любовь возникает внезапно и безотчетно: нас толкает к ней страсть или слабость. Довольно одной привлекательной черты, чтобы порази ...

Русские расписные игрушки
Среди современных русских глиняных игрушек самой большой известностью и популярностью пользуется дымковская (в прошлом вятская) игрушка. Это обобщенная, декоративная глиняная скульптура, близкая к народному примитиву: фигурки высотой в ср ...

Социологический подход к изучению культуры
Социологическая школа объединяет тех исследователей, которые ищут истоки и объяснение культуры не в истории и самопроизвольном, «божественном» развитии человеческого духа, не в психике и не в биологической предыстории человечества, а в ег ...