Агональность в античной философии

Информация » Олимпийские игры в Древней Греции как проявление агональности олимпийской культуры » Агональность в античной философии

Страница 1

Слово «агональность», вынесенное в заглавие, сразу же вызывает недоумение, подозрения в искусственных, мнимых новациях, загрязняющих ноосферу науки. Хотя подобное можно сказать и о других, уже заслуженных и почетных словах, дослужившихся до звания научных терминов, т. е. слов, превосходящих своих лингвистических собратьев точностью, доказательностью, определенностью и последовательностью своих значений. Кто может уверенно доказать, что, например, термин «экономика» более простой, ясный и очевидный, чем та же агональность?

Но дело здесь серьезней, гораздо серьезней. Смысловой императив термина «агональность» вызывает внутреннее сопротивление мысли, не желающей впускать в свой мир нового работника, напоминающего ей о ее далеком прошлом и скором будущем. А вот ди-агональность уже стала привычной, а ее рассекающая и разрушительная работа вовсе не воспринимается в качестве угрозы мысли и человеку, хотя умножающая диагональность умножает и криминальность. И если ди-агональность рассекает, расчленяет вещи и фигуры, то агональность сохраняет их исходную организацию в качестве целостных интегральных форм и образований. Агональность выражает «трудовую» причину целостности, которая сохраняет и воспроизводит себя посредством своеобразных хозяйственно-подобных творческих взаимодействий. Ибо всегда находятся «все вещи в труде…».

Но агональность выражает не просто любые целостности, а иные целостности. Есть вертикаль, горизонталь, диагональ, а есть… иное, связанное с этими измерениями, но не совпадающее с ними. Есть Бог, творение, дьявол и иное — вечность. Агональность — форма вечности в нашем мире, изрезанном диагоналями, вертикалями и горизонталями. Агональность представляет естественные, несотворенные человеком целостности и единства, которые невозможно разложить на части и затем снова воссоздать из них. В агональном и посредством него действуют объективные миротворные силы, создающие такие типы целостностей. В этом плане агональное сродни идее всеединства Вл. Соловьева, который понимал его как особую целостность, образуемую свободными взаимодействиями частей, обретающими через это свое служение целому больше свободы, чем они могли иметь ее в иных своих состояниях. Агональность выражает единство (всеединство), целостность бытия, социума, человека, духа; но не всякое единство и не всякая целостность есть наличное бытие агональности. Системное, механическое, суммативное единство и целое не относятся к агональности, а проходят по ведомству диагональных или диалектических конструктов, зачастую вовсе выходя за их пределы в сферы постдиагональные.

Наиболее полным социальным выражением агональности был древний родовой строй, органически сочетающий в себе все виды игровой свободной соревновательной и состязательной деятельности с интересами целостности общин. Эти соревнования, например, поединки, могли быть суровыми, жестокими, но все они в итоге работали на сохранение и совершенствование целостности общины и человека, воспитывая в нем крепость тела и духа, сочетающуюся с беспредельной преданностью своему роду. Исход из родового строя исторически шел по нескольким сценариям.

Восточные монархии заменили дикую агональность и вольницу родового строя деспотией обычаев, законов, власти, монопольных рыночных цен и личного произвола властителей. Финикия и Карфаген перепрыгнули из агональной целостности родового строя в дикий рынок, перешли к диагональной конкурентной борьбе всех против всех за максимум богатства. Временный экономический успех подобных стран не выдержал испытания римским оружием.

И лишь древние греки сумели найти истинный путь из агональности родового строя в агональность социокультурной жизни, путь, пролегающий между деспотизмом восточных общин и тиранией рыночной хрематистики (ростовщического капитала), соединив агональную, кровнородственную целостность родового строя со свободной игровой агональностью рынка. В итоге агональность сущего впервые в истории обрела свою адекватную социальную форму. Древние греки сумели найти третий путь между мертвящей традицией сельских общин Востока, превращающих людей в живых роботов, и убийственной конкуренцией, произволом хрематистики (капиталистического рынка), превращающей людей в стаю преследуемых волков; между беспредельным произволом, беззаконием власти и беспредельным произволом и беззаконием конкуренции. В агональности они нашли меру сочетания общины, рынка, власти и личной свободы, меру сочетания ответственности граждан за общество и власти — за граждан.

Страницы: 1 2 3 4

Другие статьи:

Как устроен тартан
Сначала на ткацком станке формируется основа, то есть набор разноцветных продольных нитей (wrap), которые затем будут переплетены поперечными нитями (уток, weft). Основа состоит из повторяющихся последовательностей нитей (sett), которые з ...

Оценка роли петровских реформ в области культуры
Различные историки по-разному оценивают Петра и его деятельность. Одни, восхищаясь им, отодвигают на второй план его недостатки и неудачи, другие , наоборот, стремятся выставить на первое место все его пороки , обвинить Петра в неправильн ...

Этногенез адыго-абхазских народов
Касогская (адыго-абхазская) группа: - абхазы - адыгейцы - кабардинцы, черкесы. Древние греки называли население Кубани, Черноморского побережья и севера Малой Азии - гениохи. По некоторым данным, досемитское население Палестины (т.н. ...