История развития провинции в России

Информация » Провинция как социокультурный феномен » История развития провинции в России

Страница 1

Весь ХIХ век, но более его вторую половину, Россия быстро провинциализировалась, хотя очаги и черты провинции появились и гораздо раньше. Однако быстрый рост территории государства не способствовал формированию провинции, для нее нужна стабильность пространственных рамок, устойчивая страна — напротив, расширяющееся, экстенсивно осваиваемое пространство становлению провинции не благоприятствует. Страна если и успевает сформироваться, то не успевает устояться. Провинциализация вновь осваиваемого расширяющегося пространства, вообще-то говоря, возможна, но только ценой огромных усилий местных сообществ и при благоприятном стечении обстоятельств. Для провинциального ландшафта принципиально, что он легко поддается музеефикации. Однако даже основное средоточие российской провинции, ядро страны — Центральная Россия — к революции 1917 года не достигло зрелости европейской провинции. При этом как данность культуры и ландшафта провинция в стране, несомненно, уже была (по «ментальности» верхушки в большей степени, нежели по состоянию ландшафта) — и сознавалась как таковая, хотя и охватывала относительно небольшую часть территории и населения. Для провинции географически характерны сложные в основном однородные (сходные внутри себя) районы, качественно различающиеся, большие и в основном зональные, сформировавшиеся преимущественно на основе хозяйственно освоенных природных зон. Эти районы могут носить достаточно размытый характер, плавно «перетекать» один в другой, хотя современная краеведчески-музейная и иная презентации российской провинции жестко привязаны к административным районам.

Советскому времени в том, что касается провинции (даже имея в виду наиболее освоенные и благополучные территории), трудно дать однозначную оценку. Формирование и само существование советского пространства означало идеологически и сугубо практически — тотальную периферизацию всей страны, всех мест как следствие предельной централизации советской среды обитания (которая не была культурным ландшафтом) и потому невозможность существования провинции как таковой. Места, которые не имели возможности выстраивать прямые отношения друг с другом и спонтанно развиваться (и то, и другое было невозможно или крайне затруднено в советском пространстве), — не могли быть провинцией. Во многих отношениях дореволюционная провинция в СССР просто была репрессирована (примечателен разгром краеведения, выражающего именно провинциальное сознание); ряд мест был резко понижен в статусе, за чем последовала деградация их культуры и ландшафта.

Формирование провинции определяет не скорость насыщения территории отдельными «прогрессивными» элементами, а их взаимная пригонка, комплексирование, врастание в исходный ландшафт, сотворчество с гением места. Даже если не различать заведомо разных провинций — дореволюционную и «советскую», невозможно сказать, увеличилась или сократилась территориально зона провинции в России за советское время (это требует специальных исследований); но вот ландшафтно, функционально и семантически все советизированное пространство России, несомненно, стало куда менее провинциальным. Признается это местами или нет, но при всех отдельных признаках «процветания», в том числе и культурного, фрагменты советского пространства были перифериями, хотя в небольшой части привилегированными и относительно благополучными.

Ряд территорий России, благодаря дореволюционному наследству, актуализируемому несмотря на давление советского пространства, все же остаются отчасти провинциальными. Это примерно те же территории, что и столетие назад, только сузившиеся и резко фрагментированные. Острый кризис пространства — распад СССР — означал, прежде всего, кризис «советской провинции», когда ослабели и частью рухнули в основном искусственные дальние производственные и сопряженные с ними культурные связи и резко снизились привилегии территорий и поселений военно-промышленного комплекса; «советская провинция», в отличие от собственно провинции, была производна от Центра и чрезвычайно зависима от него.

Однако важнейшая предпосылка провинциализации (репровинциализации) в России уже налицо — в ходе распада СССР и революции регионов 1990-х годов реальная степень централизации и регламентации жизни мест в стране снизилась очень существенно; соответственно, и свобода действий мест (местных сообществ, если они есть) существенно возросла. Произошло очень значительное, хотя и явно недостаточное разгосударствление пространства (важный аспект концепта «провинциальный» — «частный, негосударственный»); в полностью же огосударствленном пространстве провинции нет места. Места во многом оказались предоставленными сами себе — к чему они совершенно не были готовы и не готовы до сих пор; говоря советско-философским языком, налицо объективные условия провинциализации, но нет субъективных.

Страницы: 1 2

Другие статьи:

Дружба
Древнегреческое слово «филия» (philia) обычно переводимое как «дружба», означало сближение, соединение, доходящее до полного слияния и отождествления. Впервые «филия» появляется у Геродота, обозначая мирный договор, союз между государства ...

Обрядовые кушанья
После завершения погребения всегда справлялись поминки ("тризна" и "страва"). Еда, приготовление еды, угощение теснейшим образом связаны с культом мертвых во всех архаических традициях. Еда сопоставлена со смертью, за ...

Масличная гора. Церковь страстей господних
Самая высокая гора в Иерусалиме находится к востоку от Старого Города и Храмовой горы через долину Кидрона. Она получила свое название по оливковым плантациям, существовавшим на ее склонах с древности. В Гефсиманском саду сегодня сохранил ...