Протестантская трудовая этика

Информация » Протестантский тип человека как основа европейской культуры Нового времени » Протестантская трудовая этика

Реформация изменила такое отношение к труду окончательно и бесповоротно. Для реформаторов, как результат труда, так и трудящийся человек имели равное значение в глазах Божиих. Не существовало различий между духовным и мирским, священным и светским трудом. Все человеческие труды, какими бы низменными они ни были, вполне способны прославить Бога. Труд был актом восхваления, потенциально продуктивным актом восхваления. Как отмечал Лютер: "Весь мир можно заполнить служением Богу - не только церкви, но и дома, кухни, погреба, мастерские и поля". Как Лютер, так и Кальвин отмечали важность плодотворной деятельности для христианского самоуважения. Трудясь для Бога, христиане в состоянии достичь чувств удовлетворения и самоуважения, которых иначе достичь нельзя. Для реформаторов окончательный мотив человеческой деятельности направлен на Бога.

Историческое преобразование статуса труда благодаря этой этике является примечательным. Не случайно те регионы Европы, которые приняли протестантизм, вскоре оказались экономически процветающими - таковым оказалось неожиданное следствие нового религиозного значения, придаваемого труду. Это подводит нас к рассмотрению влияния Реформации на экономику и известному Вебера о взаимоотношениях протестантизма и капитализма.

Другие статьи:

Действенность речи
Действенность речи – ее коммуникативное качество, заключающееся в возможности решить именно ту задачу, которую говорящий ставил перед собой и аудиторией. Это формирование общего восприятия, но именно такого, какое планировалось коммуникат ...

Классификация памятников истории и культуры в РФ
К недвижимым памятникам истории и культуры относятся: 1. памятники градостроительства: историческая планировочная структура, территории в пределах системы исторических городских укреплений и иные историко-градостроительные образования, ...

Отношение Флоренского к иконописи на основе «Иконостаса»
Сосредоточившись на собственно искусствоведческом аспекте, мы рискуем потерять самое главное: понимание того, что хотел нам сказать автор о внутренней, сокровенной стороне иконы, ее онтологическом статусе. Собственно, оставшись вне этого ...