Явные и скрытые парадоксы просвещенного екатерининского века

Информация » Образование в эпоху Екатерины II » Явные и скрытые парадоксы просвещенного екатерининского века

Страница 1

Для структуры русского общества в екатерининскую эпоху были характерны жесткие социальные барьеры между классами, сословиями и группами.

В XVIII веке наблюдалась широкомасштабная экспансия ценностных установок, проникавших из Западной Европы, чему активно способствовала и идеология, и политика, проводимая российским государством.

Образовательная политика Екатерины, как и Петра I, базировалась на российской интерпретации общественного развития, согласно которому воля самодержца диктует законы бытия.

Сфера образования была приватизирована государством, властью, объявлена сферой государственных интересов, поэтому какие-либо общественные инициативы в ней допустимы только с ведома, разрешения и под контролем власти. Образование было возведено в ранг творца, не ограниченного законами социальной и культурной жизни; образование рассматривалось как мощное средство формирования заданного типа личности, преобразующего общество. Государственная педагогика ориентировалась на интересы социума, в ней не было места человеку и его личностным качествам. Более того, в русском обществе, где все отношения пролегали по оси «государство – подданный» образование не могло не быть поставлено на службу государству.

Сфера образования и педагогическая мысль Российской империи с XVIII века ориентировались в основном на опыт стран Европы (Англии, Франции, Австрии, Германии), их философию и педагогику, но и культуру. Происходило главным образом некритическое заимствование, безоговорочное перенесение социального и культурного, вплоть до бытового, опыта европейских стран в учебные заведения и образовательную систему России. Масштабы заимствования в 60-х годах XVIII века охарактеризовал Каптерев: «Каждый русский педагог тащил от немца все, что ему нравилось. Заимствовались не только частные приемы и методы преподавания, заимствовались не только общие руководящие идеи и целые педагогические миросозерцания, заимствовались даже люди, выполнители начал немецкой педагогии. Министерство просвещения при министре Толстом выписывало немцев и чехов в учителя русских гимназий и даже в инспектора и директора, хотя эти иностранцы и не умели говорить по-русски; у немцев была открыта русская семинария для подготовки учителей в русские средние учебные заведения; разные планы, программы и системы, предполагавшиеся к введению в русские школы, были посылаемы на просмотр и одобрения заграничных ученых и педагогов. Дальше такого раболепства пред заграницей идти было невозможно, очевидно, должна была наступить реакция».

Были и другие оценки «просвещенной» деятельности Императрицы. Например, видный екатерининский вельможа И.И. Бецкой, обращаясь к Екатерине Великой, говорил: «Петр Великий создал в России людей; Ваше Величество влагаете в них души». По его мнению, Екатерина Вторая «кротко и спокойно закончила то, что Петр Великий принужден был учреждать насильственно».

В правление Екатерины II, в век Просвещения, на школу возлагалось не только создание «новой породы людей» из лучших представителей дворянства, но и создание по европейскому образцу «третьего сословия». XVI-я глава Большого Наказа поясняла, что к среднему роду людей отнесены те, «кои не быв ни дворянином, ни хлебопашцем, упражняются в художествах, в науках, в мореплавании, в торговле и ремеслах», а также все те, которые, «не быв дворянами, выходить будут из всех правительственных учрежденных училищ и воспитательных домов, какого бы те училища звания ни были, духовные или светские».

В целом весь XVIII век для России прошел под знаком насильственного навязывания верховной властью обществу учения и создания учебных заведений, первоначальными попытками привлечения в них детей всех сословий, за исключением крепостного крестьянства, но постепенно образовательная политика государства в конце концов сконцентрировалась на двух состояниях - дворянстве и разночинцах и практически не касалась других податных сословий.

Даже входившие в номенклатуру учебных заведений Министерства народного просвещения церковно-приходские школы, предназначенные для низших сословий, не финансировались из казны и их существование целиком зависело от воли и желания помещиков и сельских общин.

Г.Г. Шпет в своей статье «Очерк развития русской философии» утверждал, что в России не было ни своей просветительской философии, ни собственно своего просвещения. Он полагал, что русское Просвещение не стало, как это должно было быть, движением к наукам и собственно знаниям. Оно, по его утверждению, явилось идеологическим оправданием социально-бюрократического стремления части русского общества к чинам и жизненным благам. «…Россия вообще прошла свой культурный путь без творчества».

Страницы: 1 2

Другие статьи:

Сущность христианства и в чем его роль как явления культуры
Христианство оказало большое влияние на развитие европейской и мировой культуры. Оно имеет социальные и духовные, религиозные истоки. Социальные истоки христианства связаны с потребностью мировоззренческого освоения и обеспечения нарождаю ...

Человек игрок и игрушка мироздания
Человек на протяжении всей культуры учится создавать свой мир, сперва структуру, а потом и все остальное. Культура в начале XXI века выступает как мир, создаваемый, конструируемый человеком, как мир обретающий свою физическую реальность. ...

Царское село
В шведское время (1609—1702) на территории Екатерининского дворца существовала усадьба шведского магната — Сарская мыза (финск. Saari on myös — «возвышенное место»). Впервые это поселение упоминается в составе Никольского Ижорского п ...