Парадоксы и противоречия эпохи Просвещения

Информация » Парадоксы и противоречия эпохи Просвещения

Страница 1

К этому времени эпоха Просвещения уже “навеяла человечеству золотой сон” о том, что светлый разум, свобода и справедливость должны восторжествовать, если вокруг этой идеи сплотятся люди, открытые знанию о мире и самому миру. Уже в прошлом веке сложился культ разума и в научных построениях, и в искусстве, и в человеческом поведении. Но рядом продолжал существовать религиозный обскурантизм, и в 1745 году вышел указ, согласно которому за хранение и распространение антирелигиозной литературы грозила смертная казнь, а неугодные книги публично сжигались. Просвещение продолжило вечный спор между справедливостью и бесправием всех и каждого, между умом и глупостью, между знанием и невежеством, между чувством и разумом. Скачать Monocolour Photography studio Fashion Shoot Full Shoot.

Практически везде век начался с усиления королевской и духовной цензуры и — одновременно — с неистребимой жажды свободы духа и личной свободы. Вот отрывок из донесения одного полицейского, найденного в архивах Бастилии: “Все кафе полны стихами и куплетами чрезвычайно сатирического содержания, направленными то против г-на кардинала, то против парижского архиепископа, то против генерал-лейтенанта полиции, В одном из куплетов его преосвященство называют негодяем, в другом — г-на архиепископа сравнивают со свиньей. А что касается г-на генерал-лейтенанта, то по рукам ходит песенка из многих куплетов. В последнем из них этот достойный магистрат спрашивает, какого цвета ленту он повесит себе на шею, голубую или красную. Ему отвечают — пеньковую” [230, с. 19].

Те, кто составил славу эпохи Просвещения, были убеждены, что лишь изменение в умах способно привести мир к “правде святой”. Мечта просветителей — создать разумный мир, где у каждого человека всего, что ему необходимо, вдосталь. Спустя столетие Генрих Гейне скажет об этом так:

Мы на земле, на этой, здесь,

Устроим царство господне.

[Там же, с. 56]

Один из парадоксов эпохи Просвещения — несовпадение ее временных границ с календарными сроками XVIII века. Во Франции она начинается в год смерти Людовика XIV (1715) и заканчивается периодом революционного взрыва 1789 года — года Великой французской революции, поэтому сам дух Просвещения был деятельным, затрагивал вопросы подготовки всех и каждого к кардинальным переменам в жизни общества и познании мира. В Англии этот же период сложился в конце XVII века, когда буржуазная революция, породив новые производственные процессы и отношения, привела к осмыслению теоретических основ экономики (А. Смит, Д. Рикардо) и проблем познания (Дж. Локк, Д. Юм и др.). В Германии период Просвещения разворачивался на фоне феодальной раздробленности, сохранения старых форм жизнедеятельности и организации общества, и просветительство обратилось к проблемам духа, критике сложившихся теорий и форм отношения человека с природой, обществом и познанием. Хотя эпоха Просвещения здесь была в своем проявлении более пассивной, Германия стала родиной многих гениальных идей, прежде всего знаменитой классической немецкой философии, у истоков которой стоял И. Кант.

XVIII век в европейской культуре принято называть веком Просвещения потому, что здесь сложилась и была сформулирована главная идея времени: разум, просвещенность и воспитание — основа для создания новой жизни, нового строя, новых форм права, которые также должны определяться разумом, а не сословной принадлежностью. Многие просветители не устают повторять, что счастье человека в знании, продолжая известную мысль Ф. Бэкона. Эпоха Просвещения не только провозглашает ценность знания, но и действует, стремясь к просвещению каждого человека.

Ради содействия распространению знания была создана первая “Энциклопедия или Толковый словарь наук, искусств и ремесел” (в 35 томах), имевшая своей целью собрать, обобщить и объяснить все (как представлялось тогда авторам) известные миру знания из всех областей деятельности человека. Это была первая научная энциклопедия, в которой излагались не религиозные догмы (как в средневековых сводах различных сведений), а завоевания науки предыдущих столетий, преимущественно в области физики, математики, естествознания и позже появившихся сведений по экономике, политике, инженерному делу, искусству, химии. Все это было пронизано философским рассмотрением каждого вопроса, поскольку “философия должна найти средства сделать людей лучше и счастливее в этой проходящей жизни, по эту сторону времени”,— считали ее авторы [230, с. 55]. К “Энциклопедии” имели отношение математик и механик Д’Аламбер (1717—1783), Дидро, Руссо, Вольтер, Гельвеции, Монтескьë, чьи имена составляют гордость мировой культуры и до сих пор. Наука, ученость стали настолько престижными, что даже в аристократических салонах предпочитали беседовать об астрономии, философии, физике или ботанике, а светские дамы, заказывая свои портреты художникам, просили, чтобы их изображали с томиком “Энциклопедии” в руках или на столе. Занималась заря промышленной революции, никто не мог и предполагать, что за ней грядет и другое потрясение века — Великая французская революция, хотя каждого из этих явлений хватило бы с лихвой для того, чтобы придать культуре времени особое лицо. Сама идея просвещения несла в себе некий парадокс: культура этого времени переплеталась с идеологией, целью которой было ниспровержение всего отжившего, реакционного, такого, как социальное устройство с его крепостничеством, монархическое правление, отсутствие гражданских свобод, устаревшие религиозные или философские доктрины, нравы аристократов, глупость отсталого средневекового сознания обывателей или другие стороны действительности. Просветители стремились внедрять передовую науку и культуру во все слои общества и делали это самым решительным образом. Критичность мышления была беспощадной, все должно было пересматриваться с позиции разума и быть либо измененным, либо уничтоженным. Просветители не только разрушали старое, они созидали новые идеи, строили смелые гипотезы, проповедовали новые взгляды. Именно они впервые начали рассматривать историю человечества как борьбу классов, именно в этот период разрабатывается Адамом Смитом (1723—1790) и Давидом Рикардо (1772— 1823) теория прибавочной стоимости, Дидро и Монтескье ищут материалистические основания развития человека и общества. Но резкость, насмешливость, остроумие и ирония, присущие большинству просветителей, породили скепсис, а затем, уже в XIX веке — нигилизм.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Другие статьи:

Средневековая светская драма
В XIV веке театральные по­становки связывались с праздником Тела Христова и развивались в циклы, включавшие до 40 пьес. Некоторые ученые считают, что эти циклы развивались самостоятельно, хотя и одновременно с литурги­ческой драмой. Они п ...

Верования Древних Египтян
Изображения многочисленных божеств, обнаруженные в древнейших египетских монументальных сооружениях, вызывали ряд серьезных разногласий по поводу вероисповедания первых обитателей этого региона. Религия древнего Египта, на первый взгляд п ...

Бассейн Султана
Бассейн Султана расположен против Яффских ворот в Долине ада" (Геином). Бассейн, построенный при султане Сулеймане Великолепном в 1536 г., служил для сбора воды ручьев и источников долины Гихона. В наше время бассейн используют как о ...