Ориентализм в России на рубеже XIX-XX веков

Информация » Ориентализм в России на рубеже XIX-XX веков

Страница 5

В искусстве Михаила Александровича Врубеля Востоку с его художественным наследием принадлежит особое место. Он работал как театральный художник, занимался книжной иллюстрацией, монументально-декоративным искусством. Его мощная, темпераментная живопись завораживала выразительностью образов, необыкновенным колоритом и причудливой фантазией. Поразительное богатство орнаментов, декоративное великолепие колористики Востока – вот что в первую очередь привлекало Врубеля.

Узорная ткань ковра с его благородной приглушённой гаммой сама по себе кажется драгоценной в картине «Девочка на фоне персидского ковра» 1886 года. Но ковёр является лишь фоном для того, что в глазах художника является истинной драгоценностью, — изображения девочки с огромными глазами и цветком розы в руке.

В основу образного решения был положен этюд с натуры, который художник писал, прибегнув к некоторому маскараду: украсив свою модель богатым ожерельем и перстнями. Это дало образу некую интригующую загадочность: девочка с глубоким не по-детски взглядом предстаёт в образе восточной одалиски или сказочной принцессы из восточных сказаний. Цветок в ее руке, перекликаясь по цвету и тону с платьем, приобретает метафорический смысл, побуждая зрителя делать невольное сравнение образа девочки с этой розой, скажем так, довольно традиционное сопоставление. При всей восточно-пряной декоративности произведения, возникают и другие ассоциации. Цветовые пятна, создающие впечатление мерцания драгоценных камней, напоминают роскошь византийских мозаик, а сам образ девочки вообще напоминает фаюмский портрет.

Как уже говорилось выше, в конце XIX века в Россию пришёл перевод арабских сказок «Тысячи и одной ночи». Вероятно, под впечатлением этих сказок и появилась акварельная работа Врубеля «Восточная сказка». Врубель использует образы сложившегося у романтиков литературного канона. Восточный властитель с тюрбаном на голове, разлёгся на ложе, покрытом коврами, перед ним — восточная красавица в красивых «восточных» одеждах и т.д. Соответствующе выглядят и окружающие персонажи. Все это тонет в неистовом великолепии красок. В изобретении декоративных и живописных эффектов фантазия Врубеля неисчерпаема, и этим определяется все. Даже назойливая пестрота ковровых узоров и некоторая манерность в изображении людей, в частности самого властелина, отступают на второй план. Ни о каких конкретных восточных традициях здесь говорить не приходится, хотя несомненно автор без конца черпал свои впечатления от ковров, прежде всего, вероятно, того же самого, персидского, на фоне которого он изображал девочку. Контраст света и тени усиливает общую романтическую атмосферу. Но главное – в творческом увлечении Врубеля созданием эффектов сказочной декоративности, и в этом — вся привлекательность и художественная ценность произведения.

Очень большое значение Восток и его художественные традиции имели для Павла Варфоломеевича Кузнецова – художника восточной сюжетики, тонкого и декоративного колориста. В этом случае вряд ли можно говорить о какой-либо стилизации, так как сама природа этого явления была иной. Известно, что в конце 1900-х – начале 1910-х годов Кузнецов неоднократно ездил в заволжские степи, а также посетил Бухару и Самарканд. Последнее свидетельствует о сознательном стремлении узнать Восток как можно ближе, в разнообразных проявлениях его жизни, современной и прошлой; восточное искусство в этом аспекте оказывалось неотъемлемой частью самой жизни народов Востока. Для Кузнецова это было как бы естественным возвращением в тот мир, к тому укладу жизни, который соответствовал внутреннему складу его натуры. Поездка на Восток помогла ему обрести свой новый глубоко индивидуальный стиль. Утвердить непреходящую ценность мира и человека – вот главная задача, которую ставит перед собой художник. Его захватывает величие жизни, особенно остро почувствованное наедине с природой в бескрайних просторах Азии. Это было своего рода обретением некоего Золотого века в современности и одновременно самого себя, причем настолько органичным и естественным, как необходимость дышать, видеть солнце и творить искусство.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Другие статьи:

Культурный ландшафт провинции
Российское пространство чрезвычайно централизовано, моноцентрично и поляризовано; единственный центр доминирует и все пространство зависит от него и ему подчинено. Дело не только и не столько в статусе территорий – весь рисунок культурног ...

Законодательство о положении женщин в Китае
В январе 2001 года Президиум ПК ВСНП после многочисленных бурных дебатов, консультаций со специалистами (юристами, социологами, психологами) принял решение о вынесение поправок на широкое всенародное обсуждение, поскольку изменения закона ...

Основные особенности женского костюма 17 в
Основными особенностями конструктивного и декоративного решения женского костюма Московской Руси, отличающими его от костюма предыдущего периода, являются следующие: 1) значительное увеличение и разнообразие ассортимента одежды знати; 2 ...